Написать письмо На главную страницу сайта Ссылка не активна (в разработке)    
  Зайти на форум   Наши сайты   Фотоальбом  

 

 
    Сейчас на сайте
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
ВЕХИ ИСТОРИИ



РАСЦВЕТ ТОРГОВЛИ В УСТЬЕ МОЛОГИ

В 1463 г. Иван III, первый обладатель титула "Великий князь Всея Руси", присоединил к Москве Ярославское княжество. Передал эту землю своему сыну Дмитрию и наказал: "Я свел торг с Холопьего городка на Мологу (в устье Мологи. - Авт.). На этот торг пусть съезжаются торговать как при мне. Сын мой Дмитрий берет пошлины, как при мне, а лишних пошлин не прибавляет; сын мой Василий и другие дети этого торга на свои земли не сводят и не запрещают в своих землях на него ездить".6

Причиной перевода торга на устье Мологи послужило постепенное обмеление реки Мологи. Большие суда опасались ходить к прежнему Холопьему городку, поэтому все больше иноземных товаров оседало в устье Мологи, куда и начал перемещаться основной торг. Хотя ярмарка в Старом Холопьем продолжала шуметь, как и прежде, но былого богатства и многолюдства уже не было. К тому же, опустошительные лесные пожары обеднили некогда богатый пушным зверем край. Звери ушли в леса на восток в земли коми-зырян.29

Вот что писал о торге в 1699г. дьякон Холопьего монастыря Тимофей Каменевич-Рвовский: "Моложский превеликий и первый старый торг (в Старом Холопьем. - Авт.) сильно разросся. Река же Молога полна судов. И по судам тогда без перевозов переходило все людие реку ту Мологу и Волгу". Торг проходил на большом моложском лугу (Бронишинский), имевшем в окружности семь верст. Одного только пошлинного серебра собиралось в казну по 180 пудов. Весь народ и торговые гости веселились в 70-ти питейных заведениях. Торговля продолжалась без разъездов до четырех месяцев. На торг приезжали купцы немецкие, польские, литовские, греческие, персидские и др. Привозились шелка, жемчуг, ковры, посуда, вина, булатная сталь, а увозились меха, мед, воск. Кроме того, иноземцы с большой охотой покупали суда, сделанные местными мастерами.

За дорогими мехами русские купцы ездили в земли самоедов, где выменивал их на свои товары, а затем ими вели торг с иностранцами.29 При Иване III торговый центр из Новгорода переместился в устье Мологи. Новгородская торговля значительно сократилась, а в 1478 г. закончилась и сама независимость "господина Великого Новгорода". Москва становится центром русских земель.

В период царствования Василия III (1505 - 1533гг.) торговля в устье Мологи продолжала процветать, что отмечал в своих записках о Московии австрийский посол барон С. Герберштейн. Владыки Симонова монастыря не без зависти взирали на доходы казны от богатых торгов на Мологе, но время поживиться на торговле для них еще не пришло.

Однако при Василии III монастырь в 1524 - 1528 гг. сумел заполучить в весьегонских местах около десяти новых селений, три пустоши, пятнадцать пожен. Например, от семейства Сущевых поступило в монастырь их вотчинное сельцо Колынево, деревни Максимцево, Кокшаево, пожни на реке Рене, а от Матвея Воеводина - деревня Овсяникова.

Противника монастырских владений и стяжательства, знаменитого книжника Максима Грека, церковники вместе с Василием III, подвергли в 1537 г. заточению в Тверском монастыре. Лишь благодаря хлопотам тверского епископа Акакия (по случаю рождения наследника - будущего царя Ивана IV Грозного) с узника были сняты оковы. А до этого в келью ученого афронца в Симоновом монастыре стекались русские книжники для бесед с ним. М. Грек в своих произведениях нарисовал полную и яркую картину жестокой эксплуатации крестьян в монастырских вотчинах.37

Для С. Герберштейна удивительным казалось могущество Василия III. Он писал: "Властью, которую он имеет над своими подданными, он далеко превосходит всех монархов целого мира... Всех одинаково гнетет он жестоким рабством..." Другой русский гуманист XVI в. Федор Карпов, стоявший за полное подчинение церкви светской власти, впервые показал гнет, которому подвергались крестьяне во владениях светских феодалов. Жажда стяжательства не знала границ... Ф. И. Карпов происходил из семьи тверских бояр, перешедших на московскую службу. С 1508 по 1539 гг. он являлся одним из руководителей восточной политикой Василия III.

При дворе Елены Глинской в малолетство Ивана IV Карпов был оружничим (один из высших дворцовых чинов). Между прочим, Карпов критиковал и пресловутую церковную проповедь терпения.

В старинных документах встречается немало судебных дел, в которых разбирались тяжбы между дворцовыми крестьянами и монастырской администрацией. Подобное случалось и в наших весьегонских местах. Так, в марте 1540 г. великокняжеский суд рассматривал иск дворцовых крестьян села Шипинское, обвинявших монастырских старцев и их слуг в свозе 250-ти копен сена с лугов, принадлежавших крестьянам по реке Кесьме.

В 50-е гг. XVI в. черносошные крестьяне Озимковской слободы оспаривали у монастырских властей четыре починка соседнего села Весь Ёгонская.

Межевая грамота 1562 г. также, видимо, была результатом земельного спора, возбужденного уломскими крестьянами против Симонова монастыря. Она определяла границы между землями Уломской волости и весьегонскими владениями монастыря.36 Извечные тяжбы из-за земли и лугов...

В 1591 г. некий боярин РьНсунов заложила Симонов монастырь свою вотчину в Бежецком Верхе Есеницкого стана по реке Кесьме. В XIV - XVI вв. за монастырем числилось около пятисот селений, из которых около двадцати находились в весьегонском крае. Таким образом, святая обитель постепенно превращалась в богатейшего земельного собственника всероссийского масштаба, способного оказывать свое влияние на политическую жизнь государства.


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Copyright © Ларин Николай

Открытие страницы: 0.54 секунды
 

TBN.ru - сети, живущие по правилам