Написать письмо На главную страницу сайта Ссылка не активна (в разработке)    
  Зайти на форум   Наши сайты   Фотоальбом  

 

 
    Сейчас на сайте
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
ВЕХИ ИСТОРИИ



КНИЖЕЧКА О СЕЛЕ ВЕСЬ ЁГОНСКАЯ (1617,1629 гг.)

На земском соборе 1619г. было постановлено переписать и разобрать тяглых обывателей и при этом беглецов возвратить на старые места жительства. Но это долго не удавалось сделать. К тому же, в 1617 г. в большом московском пожаре погибли поземельные описи в столичных приказах. Все это понудило правительство предпринять в 1627-1628 гг. новую общую перепись по более широкому и обдуманному плану.45

Первая опись монастырской вотчины с. Весь Ёгонская была проведена еще в 1617г. писцами Богданом Маклаковым и Тимофеем Степановым из Углича. Повторное описание вотчины было сделано в 1628-1629 гг. угличанами Северьяном Давыдовым и Осипом Трофимовым. Копии этих описей долгое время хранились в семье весьегонского купца Н. И. Быкова, интересовавшегося стариной. В 1911 г. эти описи отпечатал в своей типографии весьегонец А. П. Виноградов в виде книжечки, чтобы сохранить для потомков эти интересные документы по истории родного края (один экземпляр книжечки находится в районной библиотеке, а второй, подаренный весьегонцем П. Г. Князевым, в музее).

Первые писцы сообщали, что в 1617 г. в с. Весь Ёгонская были две деревянные церкви, в которых имелись книги, ризы, на колокольнях колокола. На монастырском дворе, где ютился и "дом коровий", проживал монастырский кузнец Лукьянко по прозвищу Добрынка. В 12-ти домах проживали крестьяне (Тренка Ефстифеев, Якунка Иванов, Кирилко Яковлев, Микитка Микифоров, Ефимко Михайлов, Ивашко Афанасьев, Ивашко Семенов, Ивашко Степанов, Васка Борисов, Ивашко Поликарпов, Якунка Дементьев), занимавшиеся хлебопашеством. Это были пахари. Паханой земли весьегонские крестьяне имели всего 30 четвертей (т. е. чуть более 16 гектаров) и перелогов "семнадцать четвертей с осминою". Земли худые. Сенокосы располагались по реке Мологе. Обычно накашивалось до 200 копен сена (с заливных лугов).

Помимо "пашенных крестьянских дворов", в селе имелись еще 16 "не пашенных бобыльских дворов, и 15 пустых бобыльских дворов, хозяева которых "сошли безвестно". Из 43 дворов в селе 31 оказался бобыльским.

Вблизи села находилась деревня Новинка с пятью дворами, в которых проживали "поп Осип Андреев, другой поп Федор Андреев, бобыль Бессонко Харламов, вдова Дарьица Сидорова, двор пустой бобыля Артишки Петрова, сошел безвестно". В ближайших от села деревнях жилых дворов было мало: д. Самуйлово - 9 дворов, три пустых; д. Дели - 7 дворов, три пустых.

Жизнь после Смутного времени налаживалась трудно и медленно. От былой Петровской ярмарки в с. Весь Ёгонская остались одни воспоминания. Возрождению былой жизни мешали и сильные неурожаи, случившиеся в 1623, 1625, 1627 гг. Поэтому в описях вотчины с. Весь Ёгонская нередко встречается лаконичное выражение: "сошел от недорода". Хозяйственная разруха на Руси будет преодолена лишь к середине XVII в.

По описи села Весь Ёгонская в 1628-1629 гг. Симонов монастырь имел село, погост, 36 деревень и починков жилых, 60 пустошей, людей - 245 человек. По несудимой грамоте 1623 г., выданной монастырю при Михаиле Романове, значилось за ним в Бежецком Верхе, кроме сел Весь Ёгонская и Козьмодемьянского еще Неверовское, да Фоминское38. Монастырь имел право на ловлю рыбы в следующих окрестных водоемах: "...в озерах Тихое, Волок, Кашник, старая Молога, Новая речка, Мученка, Званец, Егна, Егницкое, Дорожив, Черное, Глинское, Игнатовское, а Липна тож, да на реке Мологе до речки Ламки, да треть озера Дорокшина".

Рыбные ловли монастыря были богатыми. Ведь кроме прочей рыбы здесь на Мологе ловилась и красная рыба (стерлядь, осетр, хариус). Известно, что из этих северных краев, богатых озерами и реками, с давних пор в специальных кадях поставлялась к столу царя и патриарха живая красная рыба. А разве владыка Симонова монастыря не мог себе позволить такого удовольствия?

В 1629 г. было закончено подробное описание границ вотчины с. Весь Ёгонская. Монастырская межа начиналась от верховья Перекладненского ручья с поместий князя Дашкова Белозерского уезда и шла "...на ель, а на ней старая грань, да на той же ели положена новая грань, а ель стоит на меже Пошехонского и Белозерского уездов с Угличским уездом, а от той ели на березу, а на ней грани, да на старую угольную яму, а яма на левой стороне - межа Угличского уезда Симонова монастыря вотчины, а от ямы направо на осину..." И в таком духе описание границы монастырских владений заняло в книжечке более трехсот строк! Труд был не из легких. Ведь во время этого межевания писцам с приказчиком и девятью крестьянами из деревень, которые входили в смежные уезды, граничившие с вотчиной села Весь Ёгонская, надо было пройти по глухим лесам, болотам и грязи около двухсот верст. Крестьяне, конечно, проделали весь этот путь в своих традиционных лаптях и посконной одежде. Однако границы эти "с ели на березу" часто нарушались. Возникали всякие земельные споры, заканчивавшиеся нередко для некоторых спорщиков смертельным исходом.

Владения Симонова монастыря частично входили в Калининский стан по левому берегу Званы - дд. Овсяниково, Овсюха, Мышцино, Чулково, Козлове и др. ив стан Велетовский (Белетовский)по Званеи Рене-дд. Мышкино, Сорокине, Зад. Двор, Хахалиха, Скоморохово, с. Весь Ёгонская и др.42

В писцовых книгах 1627-1630гг. и переписных 1646г.станы и волости вокруг Устюжны заносятся в особую категорию, но все еще в составе Угличского уезда. Только в 1685 г. было предписано все эти станы и волости "написать Устюженским уездом и приписать к Устюжне Железопольской".42 Калининский стан в 1627-1630 гг. охватывал в основном территорию теперешнего Сандовского района, а в Велетовский стан в пределах нынешнего Весьегонского района входили села и деревни: Смуково, Улитино, Поповское, Макарове, Лысцово, Юрышкино, Кулиберово, Егна, Грабиха, Новинка, Шевелено, Омельяниха, Широбоково, Кащеево, Брюховец, Гришкино, Павловское, Стрекачево и др.

Угличские писцы не забыли в своем описании отметить, что в с. Весь Ёгонская проходил еженедельно воскресный торг (базар), на который пЬиезжали крестьяне из ближних деревень и починков. Собирались пошлины на монастырь.

Жизнь крестьянская продолжала осложняться. Еще по указу 1597 г. при царе Федоре каждый свободный человек, проработавший у другого за пищу и одежду больше шести месяцев, становился его холопом. По "Соборному уложению" в начале 1649 г. крестьяне вообще лишались права ухода от своих владельцев в Юрьев день.

Не очень сладко жилось и ремесленному люду. Например, из соседней Устюжны стали разбегаться кузнецы, задавленные налогами и правительственными заказами, за которые казна выплачивала жалкие копейки. В 1630 г. из города ударились в бега 30 кузнецов. В 1632г. из Устюжны разбежалось около 12 процентов взрослого мужского населения. Стрельцы, посланные в Весь Ёгонскую, Белозерский и другие уезды, встретили сопротивление со стороны беглецов и тех, кто их укрывал.42

В эти годы (1627, 1657, 1663, 1665 и др.) в опустевшие земли северного края устремились карелы-переселенцы. Естественно, московские власти не препятствовали этому переселению, т. к. этим самым пополнялась убыль в сельском населении. Наоборот, первое время власти не брали с переселенцев никаких налогов, чтобы те скорее обзавелись хозяйством и прочно "встали на ноги". Земли переселенцам предлагали на выбор в дворцовых вотчинах. В бывшей Чамеровской волости все карельские и русские деревни оставались удельными и не знали гнета помещиков. Правда, в Кесемской волости часть карельских деревень попала в экономическую кабалу (переписные книги 1678 г.). поэтому в 1698 г. правительство закрепило их за помещиками. Это деревни: Чухарево, Софрониха, Попадьино, Терпигора, Чернягино, Якушине и Петелино, принадлежавшие помещику Виброву.

Известно, что к началу XVII века все ранее свободные крестьянские общины были закрепощены. Основной категорией являлись поместно-вотчинные крепостные крестьяне. Во вторую категорию входили крепостные крестьяне монастырей.

В писцовых книгах тех лет уже многие деревни носили характерные типичные названия русского Севера, оканчивавшиеся на "ово", "ево", "ино". Они стали господствующими в пору распространения феодальной собственности на землю, указывавшие на то, кому эти земли принадлежат. Процесс образования таких названий происходил в XVII-XIX вв.

В бывшем Весьегонском уезде с 1787 по 1864 гг. имели усадьбы более 60-ти помещиков. Они нередко называли деревни не только своим именем, но и по имени членов своей семьи: Б. и М. Шевелево, Емельянове, Ушакове, Тучкове, Кузнецове, Горчакове, Манухово, Юрушково (Юрушкино) и др. Особняком стоит название д. Мехово. Возможно, оно произошло от слова "мех", что означало мешок под зерно. Названий деревень на "ово" по Весьегонскому уезду в конце XIX в. насчитывалось 247, на "ево" -111, на "ино" - 151. Таким образом, из 884-х названий сел и деревень в уезде 509 имели эти окончания, т. е. около 60 %.

Количество помещичьих имений к концу XIX в. выросло в уезде до 107. Появились такие деревни как Хрущи, Козлы... Названия этих деревень произошли от фамилий помещиков Хрущевых, Козловых, означавших, правда, уже не место владения землей, а крепостных крестьян, принадлежавших тому или иному помещику.

В середине XVIII в. стали распространяться названия деревень в форме полных прилагательных (Романовское, Кузьминское, Ильинское, Павловское и т. п.). Таких названий в наших местах насчитывалось всего 62.


* Ян Петр Сапежка - крупный литовский магнат - набрал войско в несколько тысяч человек и вторгся в пределы России. В Тушине Сапега взялся добыть мечом Троице-Сергиевский монастырь и города к северу от Москвы. Это было при Лжедмитрии II.


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Copyright © Ларин Николай

Открытие страницы: 0.05 секунды
 

TBN.ru - сети, живущие по правилам