Написать письмо На главную страницу сайта Ссылка не активна (в разработке)    
  Зайти на форум   Наши сайты   Фотоальбом  

 

 
    Сейчас на сайте
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
ВЕХИ ИСТОРИИ



1812

В августе 1812г. многие жители Москвы стали покидать город. Выехал из Москвы с родней и поэт К. Н. Батюшков. В октябре 1812 г. он сообщал Н. И. Гнедичу из Нижнего Новгорода: "Мы живем теперь в трех комнатах, мы - то есть Катерина Федоровна с тремя детьми (тетка поэта, мать будущих декабристов Никиты и Александра Муравьевых. -Авт.), Иван Матвеевич (отец будущих декабристов Матвея и Сергея Муравьевых-Апостолов. - Авт.), П. М. Дружинин, англичанин Евенс, которого мы спасли от французов, две иностранки, я грешный, да шесть собак. Нет угла, где бы можно было поворотиться, а ты знаешь, мой друг, как я люблю быть один сам с собою.

Здесь Карамзины, Пушкины, здесь Архаровы, Апраксины, одним словом - вся Москва...

...От Твери до Москвы и от Москвы до Нижнего Новгорода я видел целые семейства всех состояний, всех возрастов в самом жалком положении; я видел то, что ни в Пруссии, ни в Швеции видеть не мог: переселение целых губерний! Видел нищету, отчаяние, пожары, голод, все ужасы войны и с трепетом взирал на землю, на небо и на себя. Нет, я слишком живо чувствую раны, нанесенные любезному нашему отечеству, чтоб минуту быть покойным. Ужасные поступки вандалов или французов в Москве и в ее окрестностях, поступки, беспримерные и в самой истории, вовсе расстроили мою маленькую философию и поссорили меня с человечеством".

Выехал тогда из Москвы и маленький Александр Герцен со своей матерью. "Ребенок кричал от голода, у кормилицы не было молока. Французы были в Москве. Отец Герцена, Иван Яковлевич Яков лев, богатый русский барин, был вынужден отвезти письмо Наполеона царю Александру I в Петербург. Семья же его была отправлена из Москвы под охраной французских улан до русского арьергарда.

16 сентября они прибыли в Новоселье (Корчевской уезд Тверской губернии. - Авт.). Петра Яковлевича (дядя А. Герцена. - Авт.) там уже не было; опасаясь приближения неприятеля, он выехал из Новоселья в Весьегонск..."73 После Герцен с матерью уехали в костромское имение Яковлева, где прожили до весны "в крестьянской избе со всеми неудобствами".

События 1812 г. нашли широкий отклик среди русского общества. Многие студенты Московского университета, в том числе и будущий драматург А. С. Грибоедов, ушли добровольцами в народное ополчение. Уехал в 1813 г. в армию и К. Н. Батюшков.

В Тверской губернии был сформирован особый егерский батальон, состоявший в основном из добровольцев-крестьян удельного ведомства и горожан. "По личному распоряжению Александра I его сестра вел. кн. Екатерина Павловна из своих крепостных создала батальон, который находился под ее опекой".70 Батальон, носивший имя вел. кн. Екатерины Павловны, формировался в Весьегонске под руководством князя А. П. Оболенского. В батальон шла и молодежь - учащиеся городских и духовных училищ из многих городов Тверской губернии. Некоторым волонтерам было всего по 15-16 лет.71

К 13 сентября 1812 г. в батальоне насчитывалось 38 учащихся-воинов, количество которых все время увеличивалось. Очевидно, в рядах батальона были и юные весьегонцы.

Кроме особого егерского батальона, в Тверской губернии создавалось еще и ополчение. К 20 августа 1812 г. все ополченцы из уездов собрались в Твери - 12636 пеших и 665 конных.

Простой народ не отвиливал от службы в ополчении. А вот из назначенных в ополчение 410 дворян около половины (168) не явились под разными предлогами...

Только после занятия французами Москвы правительство решилось выдать Тверскому ополчению армейское оружие. Из Петербургского арсенала поступило шесть тысяч ружей. Тысячу ружей получил особый егерский батальон, который в составе тысячи человек под командой подполковника А. П. Оболенского выступил в ноябре 1812 г. на фронт против французов.71

"Весьегонский батальон" был включен в состав Гренадерского корпуса, которым командовал славный генерал Н. Н. Раевский. У него в адъютантах служил К. Н. Батюшков, награжденный за храбрость двумя орденами. Впоследствии поэт вспоминал: "4 октября началась ужасная битва под Лейпцигом. Я находился при генерале Раевском и с утра в жестоком огне. В четвертом часу, на том пункте, где гренадеры железною грудью удержали стремление целой армии неприятельской, генерал был ранен пулею в грудь и, оборотясь ко мне, велел привести лекаря.

На другой день поутру, на рассвете, генерал поручил мне объехать поле сражения там, где была атака гвардейских гусаров, и отыскать тело его брата, которого мы полагали убитым.

...Этот день почти до самой ночи я провел на поле сражения, объезжал его с одного конца до другого и рассматривал окровавленные трупы. Утро было пасмурное. Около полудня полился дождь реками; все усугубляло мрачность ужаснейшего зрелища, которого одно воспоминание утомляет душу, зрелища свежего поля битвы, заваленного трупами людей, коней, разбитыми ящиками и прочим..."

Батальон вел. кн. Екатерины Павловны участвовал во многих сражениях, в том числе и знаменитой битве под Лейпцигом. Здесь батальон выдержал сильнейший пушечный и картечный огонь французов и удержал лес, оставленный союзниками-австрийцами. Батальон захватил важную высоту, с которой русская артиллерия повела огонь по неприятелю.

За подвиги в походе 1813 г. батальон был неоднократно награжден. Рядовые Новоселов, Кашин, Федоров, Радикорский, Данилов, Васильев за сражение под Лейпцигом и Бауценом получили ордена.

Под Люценом батальон в штыковой атаке взял деревню Гросгершен, несмотря на двойное превосходство неприятельских сил.71 Вместе с тверскими добровольцами сражался и юный Сергей Муравьев-Апостол - один из будущих выдающихся декабристских деятелей.

"Под Лейпцигом Сергей дрался со своим батальоном, писал старший брат Матвей своей сестре, - и такого еще не видел, но остался цел и невредим, хотя с полудня до ночи четвертого октября находился под обстрелом, и даже старые воины говорят, что не припомнят подобного огня."37

А вот что сам Сергей писал отцу: "Несколько дней тому назад была здесь (на Рейне в г. Танау. - Авт.) вел. кн. Екатерина Павловна, шеф нашего батальона... Она со всеми говорила и благодарила нас за наше хорошее поведение во все время, и даже сказать изволила, что мы честь делаем ее имени, и что государь император в награждение за наши труды приказать изволил, чтобы мы с гвардией вместе остались."57

Тверские добровольцы из "весьегонского батальона" победителями вошли в Париж. Вчерашние крепостные, ставшие солдатами, прошагавшие по дорогам Европы, освобождая чужие края, уже начинали забывать о крепостном праве. Война закончилась в стране, где и прежний Наполеон, и теперешний Людовик не тронули крестьянской земли и свободы, завоеванных в 1789-1794гг. Возвращающимся же домой победителям перед родными границами не нужно было объяснять, что в России они снова станут рабами.

Гренадерский корпус, куда входил "весьегонский батальон", возвращался в Россию, шагая через Францию и Германию... Батальон вел. кн. Екатерины Павловны понес большие потери: из тысячи человек только 417 вернулись на Родину, погибли в сражениях и 14 учащихся из 82.

В 1814 г. возвратились в тверские места ополченцы. Из 13301 ополченца увидели свой дом только 4577 человек.

Патриотические чувства русского общества в Отечественной войне 1812г. выражались поразному. Например, в августе 1812г. весьегонская городская управа передала в фонд помощи армии 3000 руб., которые были собраны по добровольной подписке населением города и уезда. А вот патриотическая миссия многих уездных дворян заканчивалась "пожертвованием" своих крепостных в народное ополчение. Князь Мещерский, правда, "пожертвовал" 25 лошадей, но "из всех лошадей невозможно ни одной употребить ни к службе в нынешнем военном ополчении, ни в подъемные - все они не способны по мелкости роста и по старости", - писал весьегонский предводитель дворянства Батюшков в комитет военной силы.69 Ну а в самой армии русские провиантные комиссары, обкрадывая солдат, кутили и играли в карты, а защитники Отечества голодали. Так случалось во все времена, прохвостов хватало...

"Русский" император Александр I вряд ли любил Россию. Он пожертвовал два миллиона рублей пострадавшим жителям вокруг Ватерлоо, а свои деревни возле Бородина были забыты им. Ни памятника, ни часовни не было на месте знаменитой битвы, где полегли тысячи русских героев.*


* После изгнания французов на Бородинском поле "сожжено было 56811 человеческих тел и 31664 лошадиных. Операция эта стоила 2101 руб. 50 коп., 776 сажен дров и две бочки вина".

** Дорога в Кесьму пролегала старинным почтовым трактом через Страшино, Аблазино, Любегощи, Алферове...


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Copyright © Ларин Николай

Открытие страницы: 0.05 секунды
 

TBN.ru - сети, живущие по правилам