Написать письмо На главную страницу сайта Ссылка не активна (в разработке)    
  Зайти на форум   Наши сайты   Фотоальбом  

 

 
    Сейчас на сайте
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
ВЕХИ ИСТОРИИ



"СЛОВЕНСКОЕ" ПЛЕМЯ

Н. М. Карамзин писал: "...св. Апостол Андрей, проповедуя в Скифии имя Спасителя... - доходил до Ильменя и нашел там славян ("и прииде в Словены, идеже ныне Новгород". - Авт.): следственно они, по собственному Нестерову сказанию, жили в России уже в первом столетии..."

Откуда же пришли сюда словене (славяне ильменские)? Летопись говорит о том, что "словенское" племя якобы пришло с Дуная, поселилось возле Ильменя, где и "срубило город", назвав его Новгородом.

Казалось очевидным, что восточное славянство продвинулось из "карпатской прародины" в среднее Приднепровье, а оттуда распространило область своего расселения на север по днепровскому пути. Признавалось, что первоначально существовало единое восточнославянское ядро, имевшее единый язык для всего восточного славянства в VI - XII вв., а затем распавшееся на диалекты в процессе становления княжеств удельного периода.

Однако исследование берестяных грамот в ходе новгородских раскопок (около 700 текстов), привело к изменению таких представлений. Обнаружился древненовгородский диалект с десятками больших и малых особенностей, отличавших его от южнорусского диалекта. То есть, на протяжении раннего периода древненовгородский диалект формировался в условиях изоляции, т. к. между псковско-новгородской областью и областью южной Руси существовал пояс иноязычных балтийских племен. Все это - курганная археология и антропология - свидетельствует о заселении земель русского северо-запада славянами, продвинувшимися на эти территории из Южной Прибалтики. Поэтому возникновению государственного единства Киевской Руси предшествовал период, на протяжении которого в Восточной Европе существовали два различных между собой территориальных массива, объединение которых привело к созданию единого Древнерусского государства в конце IX в. Еще М. В. Ломоносов в своих исторических трудах говорил о "дальней древности славянского народа".

Естественно, древние славяне, в том числе и ильменские, очень рано начали проникать в финские земли.

Русский историк А. И. Соболевский считал, что поселения вятичей в земли мери располагались не только по Волге, но и по Мологе, Шексне, вплоть до Белоозера. Позднее эти первые переселенцы смешались с позднейшими колонистами, в том числе и с ильменскими славянами, пришедшими сюда. Все это происходило еще в языческую эпоху. В первых известиях Начальной летописи Белоозеро уже являлось чисто новгородской колонией. Возможно, что и сама Москва возникла на старинных новгородских землях.9 "Словенское" племя уже в VI - VIII вв., по данным археологии, широко расселилось на севере, охватывая область бассейна оз. Ильмень, течение рек Ловати, Волхова и Меты, районы Валдайской возвышенности и, наконец, верхнее течение Мологи.

Историк С. М. Соловьев полагал, что в область Волги новгородские колонисты проникали с северо-запада, там, где волоки между реками Пашею, Соминою, Сясью были небольшими. Движение их шло Чагодощею, затем Мологою вверх до водораздела и вниз до Весьегонска.10

Принято считать, что в наших краях новгородцы появились в IX в. Естественно, что первые отдельные переселенцы обосновались здесь намного раньше. Наибольший приток их в весьегонский край происходил в X - XI вв. Это было вызвано, видимо, усилением феодального гнета и проведением насильственной христианизации славян-смердов. Данные археологии опровергают бытовавшее ранее мнение, что заселение огромного северного края велось дружинами новгородских бояр-ушкуйников и осуществлялось в форме завоеваний. На самом же деле славянская колонизация первоначально носила народный характер. Уже потом пришли отряды ушкуйников из Новгорода.

Ни в одном из изученных археологами городищ не было обнаружено никаких следов военных столкновений славян с племенем финно-угорской группы - народом весь.12

Колонисты селились вперемежку с весью. Места хватало для всех. Славяне на новых землях продолжали заниматься охотой, рыболовством, земледелием. Так появились маленькие починки, сельца, поселки, состоявшие первоначально из одного-двух домов. Историк В. О. Ключевский отмечал: "Финские и русские названия сел и рек идут не сплошными полосами, а  вперемежку, чередуясь одни с другими. Значит, русские переселенцы не вторгались в край финнов крупными массами, а, как бы сказать, просачивались тонкими струями, занимая обширные промежутки, какие оставались между разбросанными среди болот и лесов финскими поселками".

Надо полагать, что вполне мирным было и сближение обеих сторон и в области религиозных поверий, т. к. непримиримой противоположности в своих верованиях они не почувствовали: и те, и другие были язычниками. Такое мирное вселение славян-колонистов не оттесняло коренных обитателей в другие места. С приходом новгородцев, более культурных и развитых, жизнь в наших лесных краях несколько оживилась. Правда, достоверных сведений о жизни в здешних краях сохранилось мало: лишь случайные заметки и упоминания мимоходом.13

Вполне очевидно, что процесс влияния между славянами и весью был обоюдным. И те, и другие могли заимствовать друг у друга навыки в охоте, рыболовстве, традиции в быту. Обрусение веси вносило в состав русской народности определенные физические и нравственные особенности. Происходило влияние веси и в области народных языческих поверий. У поволжских финнов был развит культ воды и леса. Так от них в мифологию великороссов перешли леший, водяной.

По мере освоения новых земель в них постепенно стали возникать новгородские административные центры (становища, погосты). В первой половине IX в. такие центры-погосты уже существовали по рекам Мете и Луге. В них новгородцы производили сбор дани с местного населения. Разумеется, что зависимость от Новгорода была нелегкой. И все же эти финские племена тяготели к "господину Великому Новгороду" как сильному экономическому и административному центру, охранявшему их от набегов других более жестоких насильников.

Первые новгородские погосты в весьегонских местах оформились, очевидно, в конце X-нач. XI вв. Известно, что в первой половине XII в. новгородские погосты распространились не только по Заонежью, но и далеко по Заволочью, лежавшему далеко к северу и северо-востоку от Белоозера.

Новгородский погост обустроился в древнем селении Егна. По названию этого погоста стала после именоваться и вся прилегавшая к нему территория. Так появилась новгородская волость Егна. Жителей этой волости, где обитала весь, стали именовать весью ёгонской, т. е. весью из волости Егна.

Известный археолог, этнограф начала XIX в. 3. Ходаковский в своем отчете о путешествии в новгородский край писал: "Весь Ёгонская, с правой стороны Мологи, так названа для различия от Веси Колпской, и по причине, что она построена супротив речки Ёгонки, на верховье которой находится деревня Егна с пустым погостом и кладбищем, остатками волости Ёгны, принадлежавшей Новгороду в XII в.14

Восточную границу волости Егна установить трудно, но, видимо, она проходила все же где-то нХлевобережье Мологи, где также обитала весь (При погосте, в смысле сельской волости, находилась сельская приходская церковь с кладбищем, на котором хоронили покойников. Отсюда позднее произошло значение погоста как кладбища.

Начиная от верховьев Мологи до района речки Званы (Званка) уже в начале XII в. тянулся ряд порубежных новгородских волостей: Бежици, Городец, Мелеча, Палич, Шипино, Егна.

Наш край входил в состав новгородской порубежной Бежецкой пятины, которую называли еще Бежецким Верхом, а то и просто Верхом. Под этим названием эта территория впервые упоминается в летописи под 1196 г., когда князь Ярослав (Новгородский), сидя в Торжке, брал дань "по всему Верху и Мете".11

Возможно, что Бежецкая пятина существовала уже в первой половине XI в. как и другие новогородские пятины.9 "Старинная новогородская волость "Бежичи" (Бежецкий Верх) располагалась на возвышенном плато, которое с севера и юга огибалось течениями притоков Волги-Мологии Медведицы. Край был плодородным и издавна славился развитым земледелием. Центром волости был Бежецк (Городецк). Проникновение московских князей в эту новгородскую волость, управлявшуюся их наместниками совместно с новгородскими посадниками, началось исподволь по старинному образцу (путем всякого рода "примыслов"). Так, Василий I уже в 1423 г. завещал своей жене Софье "примысел" - волость Кистьму* в Бежецком Верхе" (Зимин А. А. Витязь на распутье: феодальная война в России XV в. М., 1991).

Отметим, что в XII в. процесс феодального дробления Руси достиг своей наибольшей силы. Братоубийственным войнам во имя эгоистических княжеских интересов не было видно конца. По сообщениям новгородских и тверских летописей только с 1134 по 1216 гг. между Новгородом и Суздалем произошло тринадцать военных столкновений. После неудачного нападения рати Андрея Боголюбского на Новгород в 1169г. там продавались в рабство пленные суздальцы по самой дешевой цене (по две ногаты за человека). В битве при Липице(1216г.) погибло одних только суздальцев более 9 тыс. чел.

Понятно, что при этом сильному опустошению подвергались земли соперника, где уничтожались села, истреблялись или забирались запасы хлеба, скот, челядь... Жители угонялись в рабство. Особенно страдали от этого порубежные волости, в том числе и Бежецкий Верх. Жизнь и торговля замирали...
Лишь только к 1460-м гг. все земли Бежецкой пятины отошли к Москве.




* Село Кистьма (Кесьма) было куплено у новгородских земледельцев еще Иваном Калитой (1325-1341г.г.)


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Copyright © Ларин Николай

Открытие страницы: 0.05 секунды
 

TBN.ru - сети, живущие по правилам