Написать письмо На главную страницу сайта Ссылка не активна (в разработке)    
  Зайти на форум   Наши сайты   Фотоальбом  

 

 
    Сейчас на сайте
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
ВЕХИ ИСТОРИИ



1917

27 февраля в Петербурге свершилась Февральская буржуазно-демократическая революция, о которой в Весьегонске узнали только вечером 2 марта.

В телеграмме из Твери сообщалось, что власть в городе перешла к Совдепу. Это же предлагалось сделать немедленно и в Весьегонске. Всю ночь правители города и уезда вели торг о том, кто должен войти в уездный Распорядительный комитет. К утру комитет был в основном организован.

Председателем комитета стал деловитый И. Н. Калитеевский (председатель уездной земской управы). В новый орган власти вошли богатый купец Е. Е. Ефремов, один поп, представители буржуазии и часть уездной интеллигенции. Рабочих и крестьян в комитете представлял маляр И. И. Хромов. Так выглядела новая буржуазная власть в Весьегонске.

3 марта к вечеру закончилось разоружение полиции. Вместо нее организована "народная милиция", которую возглавил служащий земской управы капитан Борисевич. В этой милиции состояло десять человек, за службу платили. Позднее в каждой волости была создана платная милиция и десятские по деревням (бесплатные).

В городе же еще образовался "Комитет общественного спокойствия" из шести лиц, выделенных из состава милиции (потом в него вошел дополнительно один представитель от солдат).

10 марта в Весьегонске состоялась демонстрация жителей города, солдат и офицеров местного гарнизона, учащихся. Демонстранты шли с красными повязками на рукавах и с красными бантами на груди. На плакатах и флагах было написано: "Да здравствует свободная Россия!". Раздавались революционные песни. И вместе со всеми, помещики, купцы, уездная знать выводила: "Долго в цепях нас держали. Долго нас голод томил..."

Местная буржуазия приспосабливалась к духу времени, втиралась в доверие народа, чтобы сохранить власть в своих руках.192

12 марта на соборной площади города духовенство отслужило молебен "Об укреплении нового государственного строя и даровании победы над врагами".

12 марта 1917г. женщины города Весьегонска отправили председателю Временного правительства князю Львову телеграмму с просьбой предоставить женщинам России избирательные права.

"Собрание весьегонских гражданок, собравшихся 10 марта для выбора своих представительниц в местный уездный распорядительный комитет, приветствуют в Вашем лице Временное правительство, просит возможно скорее закрепить законодательным актом за женщинами все гражданские и избирательные права".193

(Председатель собрания Калитеевская*)

Известие о свержении царского правительства в Питере получило широкую огласку в волостях Весьегонского уезда лишь в середине марта. Но время шло, крестьяне шепотом переговаривались между собой, боясь быть подслушанными. А помещики и богатеи в уезде вместе с духовенством прибирали власть к своим рукам. Так, во второй половине марта в Любегощинской волости собрались почти все крестьяне у волостного правления с требованием объяснить, что случилось и что нужно делать. С разъяснением о случившемся, якобы лишь в одном Питере, выступил бывший земский начальник Калитеевский. И тут же оговорился, что все это может еще измениться и повернуться по-старому.

По предложению Калитеевского, лавочников Цыганова, Матаруева, кулаков Быкова, Зазнобина и других был предложен состав волостного комитета из следующих лиц: председатель - Калитеевский, члены Быков и поп Диевский, секретарь - старый волостной писарь Дементьев.

Естественно, крестьяне не знали, что им делать, как поступить. Им помог в этом самоизбравшийся комитет. Калитеевский заявил крестьянам: "Итак, комитет избран. Вы можете расходиться по домам, что будет нового и важного, мы вас соберем или сообщим". И предупредил, что, если с наступлением весны кто посмеет прикоснуться к священной собственности кого-либо, то будет наказан строже, чем раньше.162

В числе первых постановлений Весьегонского распорядительного комитета было постановление о том, что солдаты, возвратившиеся домой без получения отпуска, должны возвращаться в свои части.

Волостным комитетам предписывалось так же принять меры к аресту преступников, не отбывших положенного наказания. При сомнении об отбытии наказания следовало обращаться за справками о судимости в уездный комитет.

25 марта в Весьегонске образован городской комитет из восьми человек (путем подачи бюллетеней). В комитет сверх того вошли городской голова, начальник милиции и представитель от солдат.

С городской Думой отношения еще не были налажены. Комитет выделил финансово-хозяйственную комиссию, которой поручалось обревизовать думу, но последняя этому противилась.

Проект демократизации городской Думы, предложенный городским головой, не удовлетворял комитет.

29 марта уездный продовольственный съезд в Весьегонске, руководимый либералами-помещиками, вынес решение о недопущении захватов помещичьих земель. Местное духовенство требовало от органов Временного правительства воздействия на крестьян не только словами, но и арестовать всех, кто причастен к захватам.192

К маю по всему уезду были организованы комитетом партии эсеров волостные партийные ячейки. Главной работой (с мая по октябрь) этих ячеек и волостных комитетов являлась борьба с проникновением в массы призывов большевиков, возглавляемых Лениным, слухи о котором все больше и больше усиливались благодаря приезду в деревню рабочих и солдат.

Большевистских ораторов представители партии эсеров и руководители уезда прогоняли с собраний, не давали им говорить. Горе-социалисты вдалбливали крестьянам, что "Ленин - друг немецкого царя", что "цель приезда Ленина - возмутить народ, распустить армию и всю землю и народ передать под власть немецкого царя и помещиков" и т. п. И все это так часто и так "правдоподобно" рассказывалось руководителями уезда на собраниях, что стоило посомневаться или солдату с фронта или рабочему из Питера и назвать Ленина товарищем, а себя большевиком, так ему не давали дальше говорить ни слова и прогоняли с собрания.

Как только партия эсеров встала на путь беспощадной борьбы с большевиками, ее ряды стали усиливаться притоком богачей, лавочников, попов и, наконец, помещиков.162

12 мая солдат-большевик Ефим Крылов, выступая на собрании крестьян Чистинской волости Весьегонского уезда и Поречской волости Бежецкого уезда, говорил:

"Товарищи граждане! Всем вам известно, что А. В. Шварц... имеет в Весьегонском уезде 32000 десятин земли и 13 усадеб (в них находится крупного рогатого скота 1400 голов и мелкого скота 750 голов).

Товарищи крестьяне, рабочие и солдаты, знайте, что с 1 декабря 1916 года и до настоящего времени помещики оставили гнить не обмолоченным ржаной и яровой хлеб ив 1916 году оставили под снегом не скошенными клеверные поля и несколько сот десятин лугов". Далее Крылов говорил о безземелье крестьян, приводил примеры издевательства над ними помещиков, доказывал, что действия местных помещиков ведут крестьян к разорению и голоду (лучшие земли помещики отдавали кулакам в аренду под лен).

Постановление схода призывало крестьян отказываться от уплаты аренды помещице Шварц. Крестьяне писали: "...Самым решительным образом протестуем против постановлений съезда (уездного продовольственного от 29 марта 1917г. - Авт.) по вопросу о земле. Ознакомившись с программой и уставом ЦК РСДРП, принимаем их полностью и единогласно".195

28-30 мая в Весьегонске проходили заседания чрезвычайного уездного собрания.

Председателем собрания был избран И. Я. Быков. Присутствовали гласные: от Красного Холма - В. К. Семенович и К. К. Крылов, врачи; от Весьегонска - И. Н. Калитеевский и Ф. И. Родичев (помещики); представители от союза земских служащих - А. И. Немировский, врач, и В. П. Левашов; от союза рабочих - А. П. Серов, учитель; от солдатских депутатов - Е. Е. Егоров.

Среди разных текущих дел решался и важный вопрос о демократизации земской управы.

Высказывались разные предложения. С. М. Михайлов (от Весьегонска) и гласный В. С. Красавцев выступили за полное переизбрание земской управы.

Ф. И. Родичев как представитель Временного правительства возражал и говорил, что "нельзя перепрягать лошадей, пока переезжают реку" и для пользы земского дела необходимо дать возможность управе докончить свое дело. Он предлагал подчиниться призыву Временного правительства и воздержаться от перевыборов в земские и городские самоуправления. Против такой точки зрения выступили врач А. А. Таиров, крестьянин Лопахинской волости П. Т. Соловьев, И. Я. Быков, И. Н. Калитеевский. Их поддержало большинство собравшихся.

Затем решались вопросы по составу новой управы и о первоочередных задачах ее.

Слово держал И. Н. Калитеевский, он заметил, что старая управа, состоявшая из трех человек, выполняла такой объем работ, для которого потребовалось не менее одиннадцати человек, он предложил, следующий состав: председатель и три члена, так как с образованием самостоятельных органов земского хозяйства (продовольственная управа и управление кассы мелкого кредита) работы для земской управы значительно уменьшится.

Далее Калитеевский дал картину развития операций кассы мелкого кредита до его вступления в управу и теперь. В начале был оборот - 70000 руб., при балансе - 30000 руб., а теперь (1917 г.) баланс - 500 тысяч руб., а оборот 5 миллионов руб. Цифры говорили сами за себя.

Если бы не касса мелкого кредита, уточнял он, то земские учреждения, больницы, школы давно бы закрылись, ибо к настоящему времени земство должно кассе 104229 руб. Старый состав управы получал за свою работу по кассе и по управе в 1916г. 8500 руб., и после прибавки в 1917г. - 11500руб.

Таким образом, председатель управы получал 200 руб., а члены по 80 руб. в месяц.

И. Я. Быков сделал поправку к речи Калитеевского. Управа получала добавочное вознаграждение за работу по кассе мелкого кредита в сумме: председателю - 3600 руб. в год, и членам по 1800 руб. Поэтому Быков нашел, что в современных условиях жизни немыслимо оставлять членов управы на 80 руб. содержания.

А. М. Горшечников предложил установить навсегда бесплатное обучение в гимназии для всех учащихся, ибо именно это удерживало крестьян от обучения своих детей.

Ему возразил Ф. И. Родичев, который рекомендовал освободить от платы только несостоятельных родителей, а с состоятельных брать деньги. Его поддержал Ф. Н. Глинский.

В. К. Семенович указал на необходимость открыть в Краснохолмской гимназии параллельные классы, так как желающих учиться в три раза больше, чем имеется свободных мест (на 40 мест подается 100-120 прошений). Поэтому волей-неволей приходится прибегать к конкурсным экзаменам.

И. Н. Калитеевский предложил разработать вопрос об учреждении интернатов для детей, родители которых живут в деревне.**

Свободное демократическое земство решило прибавить жалованье учителям, фельдшерам и земским служащим, а также просить министерство народного просвещения открыть в Весьегонске 4-классную смешанную гимназию, в которую прежде всего принимать мальчиков, а на свободные места и девочек.

Председателем новой управы был избран И. Я. Быков, членами: Г. П. Тузиков, А. П. Рахманин, В. Н. Добряков, А. П. Серов. Новая управа была выбрана сроком на три месяца для проведения выборов в Думу.

В своем докладе И. Н. Калитеевский отмечал:

"...Чем лучше было земство, чем ближе по своей работе оно было к народу, тем больше ему мешали и вредили, и тем труднее ему было работать. К числу таковых, находящихся под подозрением бдительного начальства, издавна было отнесено и наше весьегонское земство. Тем не менее роль и значение земства в деле просвещения народа громадны, приходится пожалеть, что условия не позволили ему до сих пор развернуть все свои силы по борьбе с народной темнотой.

...Естественно, что война и повышение цен на все и вся заставили земство набавлять расходы и финансовое положение его стало трудным. Все дело спасала касса мелкого кредита, дававшая возможность земству получать заимообразно необходимые средства, чтобы не закрывать земских учреждений.

Земские мастерские в городе сослужили населению несомненную пользу в починке сельхозорудий, машин, экипажей, в ковке лошадей и т. д.

Благодаря имеющемуся прекрасному шведскому двигателю и динамо-машине с рождества 1916г. управа имеет возможность освещаться электричеством своей станции. Это уже шаг в прекрасное будущее...

...Оглядываясь на пройденный путь за это тяжелое трехлетие, придя в темную неуютную большую хибару на болоте... и оставляя целый квартал земских зданий, мастерских, складов, библиотекии служб, зданий светлых уютных, освещенных электричеством, оставляя организованными целые отрасли и отделы земского хозяйства и даже типографию, автор уходит с полным сознанием исполненного долга перед родиной и родным земством".

В заключение И. Н. Калитеевский отметил, что все служащие управы в эти годы (1914-1917 гг.) работали без устали, помня, что родина переживает такое время, когда каждый должен ей помочь.

Приветствуя новую управу, И. Н. Калитеевский сказал, что в жизни земства наступила историческая минута. Власть земская и по существу, и формально перешла в руки самого народа. Он пожелал бывшему гласному И. Я. Быкову, ставшему во главе новой демократической управы, развить все то хорошее, что выработалось в земстве за 50-летнюю историю. Все негодное надо отмести, все культурное надо развить.110

Демократизация городской управы производилась постепенно, в два приема.

Из обращения городской управы к гражданам города Весьегонска видно, что управа временно, до указанного переизбрания ее на основе всеобщего равного, прямого и тайного голосования, должна была функционировать в старом составе, введя в нее дополнительно на правах гласных представителей от мещан, от женщин, от рабочих, солдат и др.

В июне в Любегощинской волости солдат отпускник А. Воробьев созвал волостное собрание вопреки запрещениям комитета (Земельные комитеты, созданные весной 1917 г. для проведения "земельной реформы", В. И. Ленин называл "издевкой над демократизмом в угоду помещикам".). Солдат разъяснял крестьянам, что хозяином земли являются они и никто больше.

Сразу же было донесено в уезд о посланце ленинизма -А. Воробьеве, хотя он был эсером в 1917 г. и лишь в аграрном вопросе проводил революционную политику, поэтому в глазах крестьян был представителем большевистской партии.

В Любегощи немедленно выехал председатель демократической земской управы И. Я. Быков, эсер. На волостном собрании он выступил за передачу земли народу, но для этого, по его мнению, надо ждать созыва Учредительного собрания.

Революция победила уже несколько месяцев, а в Весьегонском уезде все оставалось по-старому. Разве где только помещики раздавали часть земель, им не нужных, или сами крестьяне захватывали кое-какие клочки земли.

Помещики стали тайно распродавать сельхозинвентарь и скот кулакам и покидать свои имения. В имении помещицы Шварц Владимирском крестьяне трех деревень, невзирая на угрозы земельного комитета, самовольно вспахали и засеяли рожью до 50 десятин помещичьей земли.

Летом 1917 г. помещики Любегощинской волости сумели еще использовать землю в свою пользу путем найма испольщины; но, видя неизбежность расправы с их имениями, они тоже занялись распродажей инвентаря и скота. Прятали все ценное в надежных местах и у надежных лиц.162

13 июля 1917 г. Тверской временный комитет направил просьбу начальнику Тверского гарнизона командировать в Весьегонск солдат для предупреждения волнений в городе на почве захвата городскими крестьянами городских покосов в пойме реки Мологи.192

25 июля крестьяне деревни Ульяниха Чамеровской волости и деревень Захариха, Куднево, Селилово и Гущино Хабоцкой волости захватили для скоса травы обсеянные и занятые посадками лесные вырубки в восьми кварталах Чамеровской дачи.192

3 августа помещица К. Н. Горбатова просила помощи у губернского временного комитета, так как крестьяне захватили покосы и озимые поля в ее имении в Арханской волости Весьегонского уезда.191

Летом 1917 г. в Весьегонске часто проходили собрания-митинги в Народном доме, где кадеты и эсеры вели агитацию.

На одном из таких собраний выступил В. И. Поленов, член партии большевиков с мая 1917 г. В июле он был направлен агитотделом Петроградского Совета для работы в Весьегонск.

В ответ на большевистские лозунги: "Долой войну!", "Война дворцам - мир хижинам" и другие со стороны буржуазии сыпались угрозы расправы с большевистским оратором. Зал Народного дома гудел, как растревоженный улей... Собрание было сорвано.

Вспоминая о том времени, П. Ф. Дунаев, один из первых весьегонских комсомольцев, рассказывал: "Такие события не могли пройти мимо нашей мальчишеской любознательности, и мы при всяком удобном случае проникали на "галерку" Народного дома и слушали выступления ораторов. Первое время мы, конечно, ничего не понимали, что было вполне естественно. Те из нас, кто учился в школе, кроме элементарных знаний ничего не получали, но зато "закон божий" и посещение церкви в нашем развитии занимали первое место. В силу своего социального положения нашим вниманием и любовью пользовались выступления большевиков и ненавистью - выступления меньшевиков и эсеров.

За лето 1917г. наша компания (Саша Поленов, Гена Вахонев, Петя Горшечников, Ваня Селезнев) твердо знала всех большевиков, меньшевиков и эсеров. Знала также, где они собирались на свои заседания. Большевики обычно собирались в одной из чаен, а эсеры и меньшевики - в городской управе.

У нас появилось твердое желание чем-нибудь помочь большевикам в их борьбе с буржуями". К концу сентября 1917 г. в Весьегонске постепенно оформилась социал-демократическая ячейка и сочувствующих им. Спустя месяц в ней состояло около 17 человек (А. П. Серов, Л. А. Магунов, В. И. Поленов, И. М. Вахонев, А. В. Зверев, А. М. Голубков, Н. С. Раков, А. С. Заплатин, И. К. Иванов, А. И. Киселев, К. Ф. Петров, И. К. Тябин, А. Рахманин, Д. В. Лесоклинский и др.).

В октябре 1917 г. в уезде началась кампания по выборам в земство. В Любегощинской стороне (три волости) шли два списка: № 1 - эсеры и № 2 - кадеты. Первый список возглавлял И. Я. Быков, а второй - профессор П. П. Тройский, объезжавший избирательные участки и произносивший громкие речи против большевиков и допустивших их в Россию эсеров.

В конечном результате в уездное земство было избрано 80 процентов эсеров и 20 процентов кадетов и беспартийцев-богатеев.

К этим выборам население отнеслось холодно. Крестьяне говорили: "Для нас неважно, кто будет выбран, нам нужна земля. Но ее до сих пор нам не дали, а лишь обещают дать".

У крестьян не доставало кормов и хлеба, а у помещиков они видели изобилие их и излишки. Крестьянам становилось известно и то, что там, в Питере, партия большевиков во главе с скрывающимся от Временного правительства Лениным требуют передачи всей власти Советам, а вместе с тем и неминуемой передачи всех частновладельческих земель крестьянам.

Все это будоражило бедняцкое крестьянство всей России.

В середине октября весьегонский помещик Поздеев послал жалобу на крестьян прямо в Министерство внутренних дел. В телеграмме Министерства тверскому губернскому комиссару от 20 октября 1917г. говорилось:

"По сообщению Поздеева, в имении "Михайловском" Весьегонского уезда производится хищническая рубка леса. Прошу принять самые решительные меры к охране, о последующем уведомить".192

Но уведомлять министерство... о принятых мерах было бесполезно, так как приказания властей не исполнялись на местах, а законы оставались лишь на бумаге.

25 октября 1917 г. в Петрограде власть взяли в свои руки большевики.

28 октября в Твери был образован Совет рабочих и солдатских депутатов под председательством большевика А. П. Вагжанова. А в Весьегонске с 29 октября по 6 ноября проходило очередное земское собрание.

Весть о перевороте в Петрограде вызвала возмущение среди местных эсеров, кадетов и других противников противоправных действий большевиков и Ленина. Они пророчили скорую гибель власти большевиков, так как считали, что армия стоит за Временное правительство.

В начале ноября во время заседания земского собрания были получены сведения о переходе под Петроградом войск Керенского под знамя ненавистных большевиков, а из волостей Чистинской, Любегощинской, Щербовской и других- о самочинных захватах и разгромах имений Калитеевского, Шварца, Друри и других помещиков.

И если в начале съезда эсеры с кадетами еще спорили за место в земской управе, то с получением этих известий примирились между собой. Они стали сообща искать способы и меры борьбы с захватившими власть большевиками.

Кадеты в состав управы не вошли, предоставив все места эсерам. П. П. Тройский заявил на собрании, что "предательский нож, занесенный большевиками над волей народа, грозит погубить все завоевания революции".

В своей резолюции бывшие весьегонские либералы писали, что они считают "действия большевиков преступными, направленными против родины, революции и Учредительного собрания".

Естественно, о большевистском перевороте в Петрограде и декретах Советской власти эсеры не спешили сообщать крестьянам.

"Во второй половине октября почта в с. Любегощи, -вспоминал фельдшер В. А. Спиров (1970 г.), -не приходила целых десять дней. Все считали, что в Петрограде что-то неладно. Я, помню, ехал из Кесьмы в Любегощи, где меня ждали крестьяне с больными лошадьми. По дороге мне попался солдат, который шел пешком. Я подвез его до села. Солдат возвращался домой из Петрограда. Он сказал, что там произошла революция, и достал из кармана газету. Я ее прочитал, пока ехали лесом. В ней был напечатан "Декрет о земле". Около моей квартиры было много крестьян, ожидавших моего приезда. Все читали газету и радовались. Через некоторое время пришел помещик Калитеевский и попросил газету домой на час. После него читали газету граждане д. Жукове, потом д. Дор. Вечером приехали крестьяне из Батеевки, которым я и отдал газету насовсем".

17 ноября 1917 г. в Весьегонске состоялось заседание правления "Союза земских служащих", на котором единогласно было принято решение о немедленном прекращении всех занятий в случае появления большевиков.192

2 декабря 1917г. председатель земской управы И. Я. Быков сообщил в губернию о захватах крестьянами Весьегонского уезда помещичьих имений. Это происходило под влиянием агитации солдат, прибывавших из армии. Среди руководителей захватов преобладали ушедшие самовольно из армии солдаты, о некоторых из них имелись требования воеямой власти о доставлении последних этапным порядком, но привести в исполнение это не было возможности ввиду общего развала армии и не имения на 22 декабря по инициативе уездного комиссара Временного правительства правого эсера И. Я. Быкова был создан Совет, лозунг которого был "Вся власть Учредительному собранию!"

В Весьегонске в первые же дни "эсеровской" революции вышло пять номеров газеты "Весьегонский гражданин" кадетского направления.

25 декабря в с. Макарове прибыли земские агитаторы. Не жалея красноречия, они ратовали за доверие к уездному "совету" и за сохранение земства. Но крестьянская беднота видела, что от меныневистско-эсеровского "совета" она ничего не получит.

Буржуазный "совет" остался без поддержки народа. Если весьегонские земцы до революции 1905-1907гг. считались едва ли не самыми либеральными в Тверской губернии, то теперь они стали или реакционерами, или, в лучшем случае, кадетами, трудовиками, эсерами.

Это была картина общая для земских деятелей по всей России.196

31 декабря 1917 г. в Весьегонске состоялось собрание граждан города, созванное фракцией соц.-демократов. Собрание решило создать Революционный комитет и сосредоточить в его руках всю власть в городе и уезде, упразднить буржуазный "Совет" комиссара И. Быкова. Ревком (17 человек) избрал из своей среды комиссаров во все учреждения города. Ревкому же было поручено немедленно приступить к организации настоящего Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Совещания проходили на квартире А. В. Зверева, будущего члена первого уездного исполкома.

Однако Ревком не смог своими силами справиться с сопротивлением местной власти и буржуазии.


Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница
Copyright © Ларин Николай

Открытие страницы: 0.07 секунды
 

TBN.ru - сети, живущие по правилам